Мафия

The Saboteur

The Saboteur

Бесстрастные ледяные глаза и неизменный штрих-код на затылке уже давно не удивляют – образ 47-го навсегда врезается в память. Пляски теней, беззвучное падение тела – не иначе как работа мистера Фишера. Легенды жанра заняли свои законные места и мирно почивают на лаврах, пока их новоявленные коллеги пытаются подобраться поближе. Из того, что более-менее навевается аналогиями: неплохая «Смерть шпионам», амбициозный Assassin’s Creed и, наконец, недавняя Velvet Assassin, не оправдавшая возложенных надежд. В новом штурме опять взывают к тематике Второй мировой войны – игра The Saboteur поведает о нелегких буднях французского подполья.

«Голос цвета»

Вот так снова жанру стелс-экшенов готовят встряску. Но если не удается взять высоту, используя известные способы, пора изобрести нечто новое и доселе невиданное. «Вау-методом» для разработчиков из EA Pandemic стал достаточно интригующий визуальный стиль. Гнетущая атмосфера угрюмых и тяжелых черно-белых пейзажей лишь изредка разбавляется внезапными вкраплениями алых пятен: развеваются вражьи полотна со свастикой да растекаются лужи арийской крови. Окрестили подобную красоту громким выражением Will to Fight (что можно вольно перевести как «жажда битвы»). На деле это означает, что вы находитесь на территории врага и где-то поблизости ждет заветного выполнения очередная цель. Справились с заданием – зачистили местность, а спустя короткий промежуток времени на экран возвращаются все краски мирной жизни.

Следует отдать разработчикам должное – внешне игра выглядит более чем привлекательно. И если вас упорно не покидает мысль, что EA Pandemic – обычное сборище фанатов Фрэнка Миллера, то спешу вас переубедить: цветовая гамма избрана не только по этой причине. Выцветшие лица, кроваво-красные повязки на форме нацистов, яркие огни ночных парижских улочек, превратившихся в карандашный набросок, - все это призвано послужить катализатором атмосферы оккупации, чтобы мы погрузились в это повсеместное уныние. И ведь действительно, мир буквально теряет краски, когда у тебя из-под ног крадут фундамент родного дома.

В таких условиях людям вновь хочется увидеть привычные места полными жизни и свободы. И вы по ходу игры будете не раз встречать подобных бунтарей, готовых оказать вам помощь или подкинуть идей по проведению боевого досуга. А своими действиями и свершениями сумеете воодушевить серую людскую массу.

Самого волшебного фломастера нарекли Шон Девлин. История у героя не претендует на сверхвысокую оригинальность, но хотя бы концентрируется на персонаже, выделяя его из тесных рядов безымянных бойцов. А их мы на своем веку клонирования игр про ВМВ уже насмотрелись.

Подопечный – простой ирландский парень («быть крутым нелегко, но простым – еще сложнее»), более того – автомеханик и гонщик. Сразу отвечу на повисший в воздухе вопрос: война сама нашла нашего героя. Сначала застала врасплох в Германии, а потом цепко ухватила за шкирку в Париже. Бежать некуда – так Шон оказывается во французском Сопротивлении. Просто цели обеих сторон совпали. Обещается, что рассказ будет как раз не о всеобъемлющей войне, а о конкретном человеке, ирландце Девлине, который и хотел бы остаться с краю, но место и время выбрал неподходящее. Разработчики вообще излишне вызывающе открестились от всех своих подельников по тематике. Мол, игру хоть в декорациях будущего создавай: наша цель – поведать о тяжелой судьбе нейтрального зрителя, в мгновение ока превратившегося в центрального персонажа. Дело в том, что нацисты, видимо, лучше всего воспринимаются психикой современного игрока в качестве наиболее реального противника.

И если от такого «скромного» и умиротворяющего зачина слегка веет пафосом, то после того как узришь выдаваемые Шоном трюки (к примеру, стремительное восхождение по отвесной стене здания или лихое сворачивание хрупкой немецкой шеи), начинаешь видеть во всем этом театральном действе неприкрытое лицемерие. Да будь у союзников хотя бы полк таких ирландцев с Колином Фарреллом во главе – война бы закончилась, не успев начаться. Ощетинившийся разнокалиберным оружием цех автомехаников-скалолазов – это вам не шутки, господа.

Профессия для героя выбрана не зря: времяпрепровождение за баранкой окажется не банальным довеском к общему действию, а вполне себе полноценным элементом игры. Даже в гонках поучаствовать повезет. Сев за руль, простой ирландский механик вовсю оправдывает свое тесное знакомство с автомобилями, закручивая раллийные виражи и уходя от настойчивой погони немцев. Причем с равным успехом проделывает это и со штатными немецкими Фольксвагенами, и с гоночными болидами, и даже (ай да талант!) с танками. Хотелось бы посмотреть, где это в Ирландии обучают настолько унифицированному вождению... Если вы еще не поняли, то слово реалистичность в этой статье употребляться не будет. Игру вообще проще назвать Mercenaries 3: French Mission. Лид-дизайнер проекта, к слову, как раз и носит фамилию Френч.

Геймплей – который можно было бы отнести к составляющей жанра стелс – пока выглядит до одури одноклеточным. Залезли на крышу, осмотрелись, эффектно закинули себя в тыл врага, поползали на корточках, переоделись, выполнили простенькую задачу – и бегом-бегом из разоренного осиного гнезда под несущими смерть трассерами. Такое можно позволить себе в обычном кинематографичном экшене. Но превращение исключительно хардкорного жанра стелса в какую-то беззубую аркаду – вопиющее святотатство.

Однако что нарушает каноны более всего – невозможность справиться с задачей от и до скрытными методами. Известный постулат жанра «хочешь – крадись, а нет – стреляй во все подряд» нагло перевран и сделан грубо однослойным. Т.е. до цели нам позволено добраться незамеченными, но после четко определенного момента приходит такой весь из себя Экшен, когда нам ничего не остается, кроме как стрелять, взрывать и – да-да – прыгать на водительское кресло под градом пуль.

Помимо таких «стелс»-миссий и автомобильного безумства предусмотрен целый ряд побочных заданий, на которые расщедрятся встречаемые нами персонажи, и даже целый глобальный fun-режим, смысл которого заключается в избавлении французской столицы и окрестностей от особо наглядных следов оккупации. Свинтили громкоговоритель тут, подпилили крепления снайперской башни там... Саботаж во всей красе. По правде же это является лишь бонусом к возможности облазить все доступные стены (не забываем об Эйфелевой башне) – надо же как-то оправдать акробатические способности Шона и подстегнуть игроков к альпинизму.

По словам разработчиков, сотворенный ими Париж похож на свой именитый прототип ровно настолько, насколько нужно, чтобы игроку не стало «скучно». Вот где все собаки игропрома зарыты! А Ubisoft так кичится своими исторически достоверными Дамасками да Венециями в жанровом конкуренте Assassin’s Creed. Берите пример с EA Pandemic – талант чувствуется прямо отсюда. Не хочется пускаться в крайности, но сегодня у нас Париж уже скучный, а завтра, глядишь, и вовсе свою новую теорию относительности придумают. Упрощенную и «чтобы скучно не было»

Все вышесказанное подкрепляется самоуверенной миной ведущего дизайнера игры, парой десятков смазливых скриншотов а-ля «Город грехов» и неизменно эпическим трейлером с истинно бондовским размахом показанных событий. Жанровое пюре, приготовленное на скорую руку миксером, подадут лишь в конце этого года. Но уже сейчас позволительно сказать, что все кричащие слова о революции и захватывающем игропроцессе меркнут на фоне откровенно убогой действительности.

Источник - playground.ru

flexoplex